August 28th, 2016

Петербург

(no subject)

На меня напала какая-то зверская хозяйственность. Каждый день сама себе удивляюсь, и все жду: когда же пройдет? Пока не проходит. Заметила, что чем больше шуршишь на кухне, тем больше дел появляется. Переделать все дела и почить на лаврах абсолютно нереально.
Непонятно почему, но мы, всю жизнь считавшие себя совами, стали вдруг рано вставать. Нет, не просто рано вставать. Рано вставать нам и раньше приходилось. В детский сад, школу, институт, офис: а куда деваться? Но все это с мучительным ожиданием звонка будильника, еще не заснув вечером.
А теперь я просыпаюсь самое позднее в семь. А иногда и в шесть. Но потом еще час валяюсь-дремлю, потому что нет стимула встать. А в семь уже просыпаются дети или собака. Попугаи, само собой, орут с восхода солнца. Сегодня в восемь мы все уже позавтракали испеченными сырниками, а в девять некоторые сделали английский. А еще пару лет назад непреодолимой сложностью было для меня привести детей на занятия к 11 утра. Это ж надо в девять встать!
Ходили в лес за грибами. В этом году огромное количество белых. Варила суп из белых, жарила, даже умудрилась сделать заготовки на зиму. В первый раз в жизни.
Собираем яблоки. В этому году огромное количество яблок. Пеку шарлотку почти ежедневно. Сварила большущую кастрюлю варенья из яблок с корицей. Немного переусердствовала с корицей, но к счастью, варенье осталось съедобным.
Готовлю, готовлю, мою посуду, занимаюсь с детьми уроками, опять готовлю. Продукты прямо исчезают, а посуда возле раковины размножается со скоростью мушки-дроздофиллы.
Делаем потихоньку всякие ремонтно-хозяйственный дела. Точнее, делает Игорь, я помогаю. Обещают нам газ, вот в связи с этим куча переделок.
Оегодня последний дачный день. Завтра перезжаем в Москву и будем уже только наездами. Надо все собирать, убирать. И вынуть в конце концов из духовки шарлотку, а то сгорит...