June 28th, 2016

Петербург

Ля-ля-фа

Если кто думает, что Санька учится играть на скрипке из большой любви к музыке, то он ошибается. Санькой движет исключительно материальный интерес. Не дают ему покоя лавры уличных музыкантов, а точнее их заработки. Кучи блестящих монеток кажутся Саньке огромнейшим богатством, и он жаждет вступить в ряды беззаботно пиликающих в переходах.
Взял Санька скрипку, шляпу, потренировался немного, пошел на удицу, встал у калитки и начал играть.
Мы не запрещали. Мы ведь как рассудили? Пусть себе попробует, поймет, что это не фунт изюма, расстроится, тогда мы ему объясним, что для того, чтобы заработать, нужно долго учиться играть красиво, ну и все далее в таком же воспитательном духе.
Так что Санька встал со старой черной кожаной шляпой и начал пиликать. И пока мы хихикали, он собрал вокруг себя толпу почитателей и заработал 50 (пятьдесят) рублей! Минут за пятнадцать. После этого он решил, что на один день с него достаточно, воодушевленный прибежал к нам, хвастаясь деловой смекалкой и виртуозностью игры.
Ну и как воспитывать детей в таких условиях? Теперь все мои попытки указать на фальшивую ноту разбиваются о его уверенность, что "раз заплатили, значит он играет красиво". А рассуждения о необходимости много и долго заниматься слушаются несколько снисходительно.
Самое же ужасное, что Санька твердо намерен продолжать свою коммерческую деятельность. А я никак не могу придумать никаких причин, почему ему нельзя этого делать. Прямого же запрета давать не хочу.
Что делать, что делать?