February 25th, 2016

Петербург

(no subject)

Дети тянут вперед за собой. Как много я узнаю благодаря им, сколько всего открываю для себя.
Когда-то давным-давно, когда мне самой было лет шесть, я выучила наизусть "Бородино" Лермонтова. И где-то на краю сознания остались загадочные слова "па-но-ра-ма Бородинской битвы". Что это вообще за зверь такой "па-но-ра-ма"? Говорят, в советское время туда было не попасть. Ну, я и не попала. Потом долго собиралась. Очень долго. И вот наконец. Только ради Васи и Саньки с Таней. Пошла бы я туда для себя сейчас? Очень вряд ли. Что взррслой тетеньке делать в панораме? Над ней довлеет крылатая бабушкина фраза: "Что я, как дура, в театр пойду?" Так отвечала моя бабушка на попытки выросших внучек ее развлечь.
Так вот я была в Музее "Панорама Боподинской битвы". Как умная.
Еще спускаясь по лестнице в гардероб, поняла, что мы не зря сюда пришли. Потому что Санька по дороге декламировал "Два дня мы были в перестрелке...", а Вася ему отвечал: "Что толку в этакой безделке?" И дальше не столько мы водили детей по музею, сколько они сами находили интересное для себя и открывали зрительно мир своих увлечений.
Теперь я наконец-то точно знаю, как выглядит кивер, почему гренадеры назывются гренадерами и где умер Кутузов.
Но это еще не все. Пробелы в моем образовании стремительно заполняются. Лучше поздно, чем никогда. Я знаю, сколько царствовал Людовик XIV, когда Петр I успел побывать во всех тех странах, в которых побывал, и кто правил в это время вместо него, что такое "шпигаты" и зачем они нужны. Чем отличается индуизм от буддизма, а Вишну от Кришны, а также почему у Ганеши голова слона (2 версии). Последние сведения - это из музея Востока, в котором я тоже побывала впервые в жизни. А сколько собиралась! Я теперь знаю и где он находится, между прочим.
Самое замечательное умение детства - возможность удивляться и задавать вопросы. Я смутно помню, что когда-то у меня тоже возникало много самых разных вопросов, порой абсолютно не связанных друг с другом, но тем не менее помогающим сплетать воедино наш разносторонний мир. Проблема в том, что тогда у меня не было доступа к ответам на те вопросы, и со временем они перестали возникать.
Почему семь нот нотного стана называются именно так, как они называются? "До-ре-ми-фа-соль-ля-си". Я училась в музыкальной школе, но никто ни разу не рассказывал нам это. Знали ли это сами наши учителя?
Я теперь знаю. Узнала одновременно с Санькой.
Я иногда им завидую. Завидую, что информация стала намного доступнее, что общество повернуло родителей лицом к детям, что в музеи можно довольно просто сходить, что в доме много красочно иллюстрированных книг, а остальные легко скачать, что понравившуюся случайно услышанную песню можно послушать еще раз (и не сидеть ради этого часами у радио).
И я завидую себе, потому что у меня есть дети, и они всем интересуются и тянут меня за собой, и только сейчас, следуя за ними в их неуемном любопытстве и попытках узнать все обо всем одновременно, я открываю давно захлопнувшиеся для меня двери, отчищаю запылившиеся окна и заново учусь радоваться найденным ответам.
Петербург

(no subject)

Дети умудряются потрясающим образом гордиться своими родителями.

Саша рассказывает:
- У нас после тренировок в раздевалке все сравнивают, чья мама лучше. И каждый раз Вася побеждает, потому что тебе больше всех лет!

Вспоминается аналогичный разговор семилетнего Темы с друзьями. Они долго сравнивали пап:
- А мой папа...
- А вот мой папа...
Победил Тема, заявивший с апломбом:
- А зато у моего папы перхоть!
Чем вызвал завистливые взгляды и уважение всех присутствующих.
(В тот период по телевизору как раз активно рекламировали шампунь от перхоти, а само слово было семилеткам, по-видимому, незнакомо но звучало красиво.)