November 27th, 2015

Петербург

(no subject)

Лисичка сидела на берегу и сочиняла стихи. Вообще-то Лисичка не была поэтом, поэтом был Бобер. Но Бобру нужно было много трудиться: валить деревья, строить и чинить запруду, запасать на зиму ивовые ветки. Бобру некогда было заниматься стихами. А Лисичке не нужны были запасы, да и нора ей еще от Бабушки Лисы досталась. Зайцев в лесу было предостаточно, мышей и всяких мелких зверюшек тоже, так что голод Лисичке не грозил. Поэтому стихи в лесу сочиняла Лисичка.
Лисичке было сложно. Она сидела, наморщив черный нос и смотрела на воду.
- Вода, вода, водичка, - бормотала она.
Мимо прошел Бобер, таща за собой длинный осиновый ствол.
- Эй, Бобер, - окликнула Лисичка. - Ты же поэт, подскажи, на что похожа вода?
- На зеркало, - буркнул Бобер и потащил ствол дальше.
- Ага, - обрадовалась Лисичка. - Сейчас запишем.
Она открыла маленький блокнотик, в котором записывала все нужное и ненужное для сочинения стихов. Взгляд ее упал на предыдущую страницу.
- Да ты что, Бобер, - возмутилась она, - "зеркало" уже было в прошлый раз. Подумай еще.
Бобер остановился и бросил бревно. Устало опершись хвостом на пенек, он посмотрел на запруду.
Вода в запруде была черная и гладкая. Но ближе к плотине со дна тянулись нити маленьких прозрачных пузырьков воздуха, закручиваясь у самой поверхности в небольшие воронки. Сквозь сложенные ветви и бревна вода бежала серебристыми струйками, сверкая на солнце. Внизу же разливалась шумной пеной и выпрыгивала сама из себя множеством белых брызг.
Бобер смотрел на это великолепие и не мог оторвать вгляд.
- Ну? - требовательно спросила Лисичка.
- На серебряных змеек - ответил Бобер.
- Здорово, - одобрила Лисичка, - про змеек ничего еще не было. Ты, Бобер, молодец! Тебе бы вместо меня стихи сочинять.
Бобер вздохнул и Потащил ствол дальше.

На противоположном берегу показался Заяц. Он нервно шевелил длинными ушами и вздрагивал.
- Лиса, слышишь, Лиса? - крикнул Заяц.
- Чего тебе? - лениво спросила Лисичка. Она прекрасно понимала, что сейчас до этого Зайца ей никак не добраться, и он в полной безопасности, поэтому его испуг еще больше забавлял ее.
- Тебя, это, Баба-Яга зовет. Говорит, ты еще вчера должна была стих принести.
- У меня почти все готово, - отозвалась Лисичка. - Скажи, скоро приду. Пусть чай вскипятит и угощение достанет. А я мигом.
Уткнув нос в блокнотик, Лисичка стала придумывть рифму к слову "змейки". Это довольно быстро ей удалось, и в стихотворении кроме речки оказалась семейка ежа. Лисичка еще немного поразмышляла о том, как озаглавить стих. Прежнее название "Река" уже было не совсем подходящим. Но названия Лисичка придумывала мастерски, поэтому вскоре уже бежала к избушке Бабы-Яги с новым стизотворением "Ежи и река".
Петербург

(no subject)

Продолжение. Начало здесь: http://maria-ams.livejournal.com/182452.html

У Бабы-Яги было полно забот. Осенью всегда так, все зиму ждут, все готовятся. Крышу на избушке дятлы еще летом подправили, Баба-Яга сама проверила, пробный дождик из тучки устрила - не течет крыша, как новенькая.
Дров запасено немало. Каждый лесной житель знает: к Бабе-Яге с пустыми лапами не приходи, обязательно принеси чего-нибудь. А что приносить зайцам да волкам? Вот и тащат сучья разные, ветки, хворост значит. Чтоб печка у Бабы-Яги не простаивала.
Грибы Баба-Яга сама собирать любит. Ух, и специалист она по грибам! Про каждый знает: какой и сколько съесть, как приготовить. Этот высушить, а те замочить. И от хвори разной, и для аппетиту. И травы разные, коренья, ягоды, орехи. Все, что в лесу растет, все пользу приносит. Знать только надо. Потому и идут звери к Бабе-Яге, кто ж еще вылечит?
Медведь вот мед дикий принсит ей. А птицы - красную кислую ягоду клюкву с дальних островков, что среди болот запрятались, и никакое зверье туда не проберется через трясину, даже лось, а только те, кто летать умеет. Белки кедровых орешков начистили-налущили. Истолчет Баба-Яга орехов в ступке, с мукой из лесных трав перемешает и такие вкусные блины напечет! С маслом вот только трудности: коров в лесу не водится, молока и масла взять неоткуда. Приходится Бабе-Яге по деревням летать, примечать, где коров пасут. А уж там она запросто глаза пастухам отведет, да и подоит какую-нибудь корову. С тем и летит обратно в избушку.