October 26th, 2015

Петербург

Дачное закрытие

Удивительно теплые и тихие выходные прошли. Сначала казалось, что ничего-то мы не сделали, кроме как хорошо отдохнули в воскресенье. А ведь если задуматься, то сделали немало.
Сгребли и сожгли березовые и кленовые листья. Так здорово сгребать шуршащие листья, прочесывать траву.
Огонь никак не желал разгораться. Мы использовали все старые картонные коробки, которые нашлись. Но все равно большого костра так и не получилось. Удивительно.
Это заставило нас поднять головы и посмотреть вокруг: в чем дело? Оказывается, небо опустилось на землю. Санька все мечтал потрогать облако - вот облако и приплыло к Саньке. Мы ходили внутри облаков и пытались пироманить.
Позвонил Темка и пожаловался, что в городе сумрачно и грустно. А у нас было волшебно, молочно и спокойно. Вот такое восприятие одной и той же погоды.
Часть листьев мы засунули в уличный камин, оставили их тлеть и пошли в лес за лапником. Это была моя главная задача на выходные: нарезать лапника и укрыть розу. Саму Розу я срезала, мы привезли ее домой, и она стоит на подоконнике. Слегка увядшая, но очень душистая.
В лесу тоже было тихо и прозрачно. Когда опадают листья, все так меняется. Обнаруживаются неизвестные дома и зеленые елки среди берез, пропадают тропинки, пеньки и корни, цепляющиеся за ноги.
Летом все было зеленое, зимой белое. И неважно, где вы: в березняке, среди дубов, в осиннике или в липовой аллее.
Осенью у каждого свой цвет. Сначала идешь по мягкому золотому ковру: это липы с березами. И вдруг под ногами сплошная чернота: пришли в осинник. Потом появляются бордовые всполохи: молодые дубки неохотно расстаются со своими листьями. Елки радостно зеленеют: теперь-то мы покрасуемся.
Синички летали стайками, скакали по забору и веткам берез, ловили оживших при тепле комаров и мошек. Последний пир. Обещают морозы скоро.
Мы вернулись, укрыли розу. Собрали с участка все брошенное: игрушки, садовую скамейку, горку, тачку. Сгребли еще одну огромную кучу листьев на площадку перед гаражом и опять пироманили над ней. Незаметно разобрали часть гаража (а то не впихнуть было ничего и не пройти). Свернули и убрали бассейн - он-то и загромождал всю середину.
Еще с вечера затопили баню и подтапливали весь день. Забегали по очереди посидеть, погреться, расслабиться. Так хорошо, что Игорь все починил, все кирпичи сложил, печку поставил и у нас опять есть своя баня.
Дети с удовольствием носились вокруг и сводили на нет наши усилия по наведению порядка.
Игорь успел поменять резину: теперь даже машина звучит мягче. И сделал зимний водопровод.
Пришла кошка. Сделала "фи" на кошачий корм. "Я к вам не поесть пришла, а поласкаться и подрыхнуть". Перед самым отъездом обнаружили ее на своей кровати. Уютно свернулоась клубочком и урчала, когда я чесала ее толстое пузо с котятами. Балда этакая: а если бы мы ее не заметили!? Пришлось отправить ее снова на улицу, и она провожала нас, сидя у догорающего костра.
Приехали в город пропахшие дымом. А мальчишки и вовсе все черные были. Долго купались в пене, отмывали сажу. Перемыли всю посуду, собрали в машки мусор. Теперь все готово к новой неделе.
Петербург

Про уют

Даже как-то неудобно получается. Столько лет я жила и все думала: как бы так сделать дом свой поуютнее? То ли картинки какие на стены повесить, то ли занавесочки поменять, то ли диван нужен или, наборот, не нужен?
Обожаю время от времени переставлять мебель. Вот не могу долго жить в одной обстановке. Муж и взрослый сын терпят, таскают за мной из комнаты в комнату, переставляют.
Еще люблю книги с полки на полку перекладывать, систематизировать. То поэтов с поэтами поставлю, а прозаиков с прозаиками, то по странам всех поделю, то по красоте переплетов. И каждый раз думаю: вот теперь лучше стало, красота!
А еще люблю игрушки разбирать по ящикам. Отсортировывать лего от бусин, паззлы от настольных игр. И все по полочкам, ящичкам.
А уют все ускользает почему-то. Как мебель ни ставь, ускользает.
А некоторое время назад на меня вдруг снизошло вдохновение. И стала я мыть посуду вечером, не оставляя ее на утро. И стол большой каждый раз разбирать до состояния "ничего на нем нет". И оказалось, уют в этом и состоит. В чистом столе утром и возможности налить первую чашку кофе без предварительного разгребания раковины.
Открытие.