September 15th, 2015

Петербург

(no subject)

Как описать то чувство наслаждения и умиротворения, которое я испытываю, держа на руках только что проснувшегося Васю?
Мы сидим в кресле на кухне, и солнце льет на нас свой свет через балконную дверь. Вася уютно свернулся мягким калачиком у меня на коленях. Я зарываюсь носом в его волосики, целую нежную шейку, перебираю пальцами прядку за прядкой, и на кончике каждого волоска вспыхивает маленькая радуга.
Вася шевелит чистыми розовыми пальчиками на ногах и рассказывает о том, что сегодня проснулся раньше всех. Я глажу его по спинке, он отклоняется назад, выгибается и потягивается с радостной улыбкой.
Наконец он вспоминает о всяких важных своих делах, сползает с моих колен и отправляется играть в домик Мумми-троллей.
Я беру в руки айпад, потому что мне хочется записать, зафиксировать вот это свое солнечное счастье. Чтобы не забылось оно в череде дней, бегущих друг за другом. Чтобы прочитать через несколько лет и вспомнить, и снова ощутить радость.
Но тут открывается дверь в спальню, и появляется Саша. Он тоже щурится на солнце и незамедлительно забирается ко мне на колени. Я успеваю порадоваться, что Вася уже насиделся и утро не началось с маленького конфликта.
Ноги у Саши длиннее, он с трудом запихивает их под себя, чтобы уместиться целиком на мне, а вместо мягкости и круглости Васи Саша состоит из маленьких тонких косточек, оплетенных тугими мышцами.
- Я очень рад, что сегодня вторник, - говорит Саша.
И я сразу понимаю о чем он - сегодня его первая тренировка по футболу. Санька уже давно мечтает. Я киваю и соглашаюсь, что сегодня прекрасный день.
Санька не любит, когда я ерошу его волосы, но я не могу удержаться и аккуратно глажу его "против шерстки". На его волосах вспыхивают точно такие же разноцветные радуги, как и у Васи. Это, пожалуй, единственное, в чем они схожи.
Вот Саша насиделся и начинает задумываться о всяких разных вещах. Из него сыпятся вопросы, на которые я не успеваю отвечать. Похоже, он и не слушает ответы, потому что задает следующий вопрос, никак не связанный с предыдущим, еще до того, как я закончу говорить. Мысли у Саньки бегут вперед гораздо быстрее моих.
Еще пара минут, и Санька замечает на столе завтрак. Он тут же перемещается с моих колен на скамейку и зовет Васю (Санька очень добрый и всегда думает о других). Вася перестает играть на полу и присоединяется к Саше. Они сидят, жуют и болтают ногами под столом, одновременно болтая о всякой всячине языками.
- Я бы хотел плакать конфетами, - говорит Саша.
- А я бы - пирожками с малиной, - отвечает Вася.
Айпад садится (как всегда в самый неподходящий момент!). К счастью, ЖЖ сохраняет неотправленные черновики, поэтому я воспринимаю это как сигнал мироздания о необходимости встать и заняться кое-какими рутинными делами.
Я веду Васю в ванну и мою его.
Когда мы ездили в Петербург, то слушали в машине "Приключения Тома Сойера". Бурные обсуждения вызвал вопрос, почему Том так не любит мыться?
Ну так вот, мои дети точь в точь, как Том Сойер. Если я не проконтролирую - только помочат пальчики на руках. Зато обожают купаться и могут сидеть играть в ванне часами. Но это вечером, а утром нужно просто помыться.
Потом я заправляю все кровати. Начинаю с Таниной: свернуть одеяло и убрать его с подушкой в ящик комода; теперь накрыть кровать покрывалом, разложить подушки и усадить игрушки. Сейчас у Тани на кровати сидят: фрекен Снорк с Крошкой Мю, козочка с косичкой в платье и ботиночках, Лева, маленький медвежонок в вязаной кофточке, две обезьянки (мама с малышом) с лапками на липучках - чтобы обниматься, собачка с огромными грустными глазами и белый тигр.
У Тани порядок, иду в комнату мальчишек. Бужу Пушкина, спящего в Сашиной кровати и ставлю его на подоконник: "Доброе утро, Александр Сергеевич". Достаю из-под кровати Мумми-тролля. Кажется, он не выдержал конкуренции с великим поэтом.
Мальчишки самозабвенно играют на полу. Из перевернутого ведра они сделали маяк и собираются плыть к нему с семейством Мумми.
Такое хорошее утро. На память.