April 20th, 2015

Карловы Вары

(no subject)

Наблюдаю сейчас за Таней, Сашей и Васей и начинаю понимать, почему именно от третьего ребенка начинают считать семью многодетной. Не в бюрократическом смысле, а вот именно в таком бытовом, когда считают на пальцах: "один-два-много". Настолько по-другому складываются и отношения между детьми, и отношения родителей с ними.

Если детей один или двое - у них нет места для маневра внутри семьи. Каждый из родителей слишком значим и роль каждого слишком особенная, чтобы, поссорившись с мамой, можно было пожать плечами и "заменить" ее папой или даже бабушкой. Хотя, конечно, дети пытаются, еще как пытаются маневрировать в этом узеньком тоннельчике. Но кроме движения вперед-назад ничего не выходит. Топтание на месте.
Наличие одного брата-сестры тоже помогает мало. Это замкнутая друг на друга система. Если я поссорилась с сестрой - к кому мне обратиться? с кем стоить союзы "за" или "против"? Я в безвыходной ситуации.
Но вот если нас трое - о, тут уже простор для фантазии. Можно дружить всем вместе и весело играть, а через минуту поссориться с одним и дружить со вторым "против него", а еще через пять минут вдруг обнаружить, что дружат уже против меня, но найти выход и примирить всех и снова играть вместе.
И самое главное - все эти маневры совершаются в полной уверенности в незыблемости связи. Наступит вечер и мы все заснем в своих кроватях в одном месте и успеем еще подурачиться перед сном. Мы будем вместе всегда: никто не исчезнет, потому что "переехал", не перестанет звонить по телефону, не перейдет в другую школу или кружок.
А насколько по-другому складываются отношения с родителями. Дети уже не одиночки, они СИЛА, они коллектив, с которым нужно считаться. Они учатся отстаивать не только свои собственные интересы, но и общие. Поиски компромиссов идут постоянно, иначе не получается.

Когда детей было двое, было четкое деление - вот старший, вот младший. У старшего одни привилегии и обязанности, у младшего другие. Так было довольно долго. Но потом родилась Таня, и все резко поменялось. Она стала младшей, а Маша с Темой перешли в разряд старших. Саша плавно добавился к Тане, и при этом повторилась ситуация с делением на старшего-младшего уже внутри двух независимых групп. И только рождение Васи расставило все по местам. Я часто думаю, что без него мы вообще не смогли бы разобраться, где какие дети, настолько сильное дежа вю вызывали у меня маленькие Таня и Саша, настолько часто я путала их с Машей и Темой. Только с рождением третьего с небольшой разницей ребенка я осознала, что детей больше двух и все они разные. И ничего, что он был пятым. Такая вот арифметика вперемешку с психологией.
Бывает читаю других мам и завидую им, каким удивительным образом они могут понимать психологию одного ребенка. Мне это оказалось не под силу. Только наличие ДРУГИХ показало мне, что все дети РАЗНЫЕ. Даже очень похожие внешне внутри абсолютно разные.
А еще очень интересно просто наблюдать за ними. не пытаться как-то воспитать или еще что, а просто наблюдать как они растут.
Карловы Вары

Леонид Владимирский

Я очень не люблю вопросы типа "Какой фильм у тебя самый любимый?", "А какая песня?", "А книга?"
Как можно из огромного количества выбрать что-то единственное? А учитывая, что в разные моменты жизни ближе становятся разные произведения - ну совсем никак не ответить на столь каверзные вопросы.
И все-таки, одно из наиболее почетных мест среди книг моего детства занимают книги Волкова про Изумрудный город и Волшебную страну. Как я их любила! В детстве удалось прочитать не все, только первую и третью - их я перечитывала много раз, и две последних, которые прочитала уже чуть повзрослев и не так уж прониклась. Про Урфина Джюса же и Марранов прочитала уже только своим детям. Для меня оказалось поздновато, их я не полюбила.
Но Волшебник Изумрудного города и Семь подземных королей остались со мной навсегда.
А как я обожала Элли, как хотела походить на нее! Связала себе такую же жилетку, как на рисунке в книге, мечтала завести шпица. И даже придумала свое продолжение волшебных приключений. Не такое уж плохое.
В моей версии дело происходило в стране Летучих Обезьян. Я подробно описывала, как они жили в домиках на деревьях, как радовались тому, что добрая Стелла отдала им Золотую Шапку и не приходится никому служить. Но, конечно же, нашелся злой человек, выкравший Шапку, которая к тому же изменила свои свойства и заставляла обезьян выполнять теперь не три желания владельца Шапки, а сколько угодно. Разумеется, злодей захватывал Волшебную страну, а Элли с Тотошкой отправлялась на помощь и всех спасала.
Ужасно жаль, что моя рукопись потерялась. Помню, как жутко мучилась я, придумывая имена героям.

У меня на полке стоят три тома Волкова, по две сказки в каждом. Точно такие, как в моем детстве. С теми же самыми рисунками. Я много раз читала их своим детям. И мы вместе с ними разглядывали Элли с Тотошкой, Страшилу, Железного Дровосека и Льва.
Огромное спасибо Леониду Владимирскому за его иллюстрации.

Оригинал взят у red_balls в Леонид Владимирский


Грустные новости продолжают приходить...
Ушел из жизни художник Леонид Владимирский...
можно сказать ушла эпоха...
Даже те, кто абсолютно не разбираются в детской иллюстрации, наверняка знает этого художника. На книгах с его рисунками выросло несколько поколений читателей. Без него сложно будет представить иных Эллу, Страшилу и Железного дровосека и других жителей Изумрудного города.
Для меня лично это тоже эпоха: в свое время я записалась в свою первую детскую библиотеку специально для того, чтобы прочитать продолжение Волшебника Изумрудного города, это была первая книга, которую я читала ночью, а родители насильно выключали свет в комнате и пытались отобрать книжку, взятую у друзей на время - своих книг Волкова у меня не было, зато, к счастью, они были доступны в библиотеки. Их можно было брать постоянно и перечитывать, особенно любимая была "Семь подземных королей". И, честно, я сомневаюсь, была ли в этом заслуга только Волкова, думаю для меня огромную роль играли иллюстрации, тот самый придуманный мир Леонида Владимирского. Я знаю, что были другие иллюстраторы книг Волкова, но как настоящий Шерлок Холм - только Ливанов, д'Артаньян - Боярский, так и настоящие герои Волкова - только от Владимирского. По крайней мере для меня...
И именно с ним у меня ассоциируется Буратино, Чиполлино. Владимирский был самым детским художником из мэтров, он всегда рисовал не для родителей (или тем более ценителей), а именно для детей. И его книги заслуженно любили дети, его самые главные и искренние поклонники...



С нашей редакцией у художника были хорошие отношения. Мы помогли вспомнить сегодняшним читателям забытые книги, чтобы Владимирский остался не только художником-иллюстратором Волкова, Толстого и Роддари, но и человеком, создавшим Вовку Веснушкина, Кьодино-винтика, Умную Марселу (и всех ее земляков), Кольку Кочерыжкина. Последний раз мы общались с Леонидом Викторовичем совсем недавно: он поздравлял с 8 мартом и еще раз проговаривали планы и их реализацию: включение Вовки Веснушкина в собрание сочинений Медведева (просто обычно иллюстрации Владимирского не выходили в сборниках с другими художниками, но нам дали разрешение на это).
А полтора года назад мы попросились в гости к замечательному художнику, была интересная беседа, разговаривали о прошлых книгах, как создавались, почему они получились именно такими. Запись разговора с диктофона лежит в редакции, никак не хватает времени, чтобы сделать расшифровку...

С разрешения художника  я сфотографировала портреты и фотографии, висящие в квартире:

Collapse )</div>
</div>