December 11th, 2014

Карловы Вары

(no subject)

На улице такая волшебная снежная красота, что я наконец-то перестала хотеть в тепло и к морю. В этой зимней сказке, пожалуй, даже лучше.

В понедельник мы катались на коньках, а вчера открыли сезон снежных горок.
Вася катался на обычных стареньких санках, верно служащих нам более двадцати лет. Он все делал сам: ставил санки к краю горки, выравнивал их, садился, брал веревочку, толкался, раскачиваясь и подвигаясь ближе к краю, и наконец ехал долго-долго, а потом вставал счастливый, махал мне рукой, поднимался обратно в горку и тащил за собой санки.
Я стояла наверху, смотрела на него, махала в ответ и вспоминала, как буквально пару лет назад он наотрез отказывался ездить с малюсеньких горок даже со мной, что уж говорить про самостоятельное съезжание. И только в прошлом году ближе к концу зимы стал съезжать сам (но после нескольких пробных спусков вместе со мной) даже не с горок, а с крохотных бугорков. А сейчас Вася начал кататься с небольшой горки, потом постепенно поднимался все выше и выше по склону, но в определенный момент поднявшись выше предыдущего раза, посмотрел внимательно вниз, сказал: "нет, тут я не буду" и вернулся обратно. Удивительное чувство "своей высоты".
Санька сразу же схватил сноукейт (сноуборд, но без креплений). У него тоже прогресс. В прошлом году он в основном падал, съехать до конца у него получалось крайне редко. Теперь он в основном доезжал до самого низа, редкие падения не в счет. Горка была существеннно выше той, на которой мы катались в прошлом году. С этой на сноускейте он раньше не рисковал съезжать. Правда, снег был мягкий, неутоптанный.
Когда зажглись фонари, под ними летали темные пятнышки-тени от падающих хлопьев снега. Очень красиво. А если поднять голову и смотреть вверх, то начинает казаться, будто летишь через космический звездный тунель и это не снежинки, а настоящие звезды пролетают мимо.
Вечером все затихло. Почему-то в такие зимние вечера даже центр города окутывается лесной сказочной вуалью. За каждым деревом чудятся то ли зайка, то ли лиса, то ли снеговик, спешащий отнести письма Деду Морозу, то ли леший, прикинувшийся пнем под большой снежной шапкой.
Мы шли домой и увидели перед собой на дорожке следочки маленьких детских сапожек - таких крохотных, будто это и не человек вовсе, а гномик бодро топал к себе в домик с вязанкой хвороста, чтобы затопить печку и погреть чайник.