July 21st, 2014

Карловы Вары

(no subject)

Последний день беззаботного отдыха с тремя младшими детьми. Завтра Таня начинает тренировки, с 31 числа уезжает в лагерь. У меня такое ощущение, как будто лето кончилось, хотя еще только-только перевалило за половину. Вот не знаю, чего мне больше хочется: чтобы погода была по-прежнему прекрасной - и тогда я буду мучиться, что дети ездят по жаре в машине вместо того, чтобы сидеть под яблонями и плескаться в бассейне? Или чтобы начались дожди - тогда вроде не так обидно, но дождей совсем не хочется. Такие вот мысли.
Таня боится идти - взвешивать будут. Результаты будут неутешительными. Это видно невооруженным весами взглядом. Но зато тем впечатляющ будет "результат". Впрочем, "идеала" достичь все равно не удастся. Поэтому я и сама не беспокоюсь, и Таню утешаю.
Карловы Вары

Про Васю

Вася основателен с самого своего рождения. Он получает идеальное воспитание по сравнению со всеми остальными - мама и папа медленно и трудно, но все же учатся на своих ошибках. Может быть поэтому, а может сам собой Вася очень спокойный, очень рассудительный. С ним обо всем можно договориться, если сначала переждать взрыв Васиного негодования, посочувствовать ему, пожалеть, пообниматься.
Вася очень нежный: любит целоваться, сидеть у мамы на коленях, обнимать за шею, щипать родинку на сгибе руки. Но это уже редко, только когда Васе грустно или плохо. В остальное время Вася лукавый, он любит пошалить, даже подраться-побороться с Сашей. И любит строить из себя маленького, сюсюскать, вспоминать, каким он был "крошкой".
Но Вася уже большой. У него хорошая память, он делает неожиданные выводы, он частенько удивляет нас теми вещами, которые знает, а мы-то все считаем его маленьким.
Вася любит рисовать. Он рисует много, с удовольствием. Рисует все то, чем занята его голова. И моржей с касатками, и ракеты с машинами. Достаточно посмотреть на Васины рисунки и сразу ясно, о чем Вася думает. Вот сейчас это праздничные торты с миньонами - у Тани позавчера был такой торт на день рождения.
Рисует Вася карандашом. Одним. Такая вот графика.
Вася рисует быстро: несколько штрихов и уже готов очередной рисунок. Вполне узнаваемо. Потом Вася может долго и старательно раскрашивать его, но это бывает редко. Вообще Вася любит не только рисовать сам, но и раскрашивать картинки. Особенно зверей и птиц. Тогда он либо раскрашивает "как положено": все цвета на своем месте, либо в буйные радуги. Никаких полумер (сделать гребешок у петуха желтым, к примеру, при остальных "жизненных" цветах) Вася не признает. И книжки с наклейками Вася тоже очень любит.
Вася сильный. Сначала это незаметно, кажется, будто он тюфячок-боровичок. Но это обман. Вася бегает и лазает наравне с Санькой. А плавает, пожалуй, получше четырехлетнего Саши. Да, Васе хорошо бы в плавание пойти. Хотя он долго боялся начинать, но зато теперь изображает из себя маленького дельфинчика.
Вася учит буквы и цифры. Сам, вслед за Сашей. Хотя они пока не слишком его интересуют. Так, рисунки подписывать.
Если у Васи что-то случается - он сразу обвиняет в этом кого-то другого. Вот упал, ударился, бежит ко мне: "Меня Саша стукнул!!!" Причем сам знает, что это не так, но признавать свои ошибки пока не умеет. Поэтому иногда попадает в комичные ситуации:
- Мама!!! Саша мне язык прикусил!!!!
Вася осторожный. Если не уверен или сомневается - ни за что не будет делать. И попробуйте Васю заставить! Он твердо знает, что думает и чувствует, его не обхитришь.
Вася умеет визжать. Ого-го как умеет! Все соседи знают, КАК Вася умеет визжать. И должны знать, по мнению Васи. Пусть все слышат, как он зол! Или радостен! Повод не так важен, важна возможность выразить свое внутреннее состояние, переполняющее до краев и выплескивающее в ничем не сдерживаемом визге.
Вася уверен в том, что все его любят-обожают и простят любую шалость. Когда вдруг случается, что Васю надо наказать - он очень удивляется. И не обижается. Сразу заглядывает в глаза, раскаивается. Требует подтверждения: мир на месте, все в порядке, Вася по-прежнему центр Вселенной.
Но если вдруг наказали случайно, попал под горячую руку (о-о-очень редко, всего пару раз) - Вася рыдает. Его мир рушится. Хорошо, что мама и папа уже поумнели настолько, что просят у Васи прощения и утешают его, и уверяют, что такого больше никогда-никогда не будет. Вася великодушен. Слезы высыхают и Вася снова готов дарить всем свою любовь и нежность.
Вася стремительно взрослеет. Детство убегает от него семимильными шагами. Он еще пытается быть малышом, но все чаще и чаще ему проще выбирать "взрослое" поведение. Начинает говорить, специально картавя как малыш, а потом увлекается какой-то мыслью и сюсюкающие интонации исчезают из речи. Хотя он и так пока много букв не выговаривает. Мы привыкли и понимаем, почти не замечаем, но окружающие часто не понимают, что Вася сказал.
Вася называет свою детскую кроватку "колыбельная" и жалуется, что ножки не умещаются, вылезают сквозь решетку.
В начале лета просил горшок, чтобы удобнее какать. Сейчас уже привык к унитазу. Я сама давно мечтала избавиться от горшка, мне так проще намного. Но так жалко, что уходит, уходит безвозвратно младенчество.
Пятки теперь чаще черные, чем розовые. Ножки из пухленьких превратились в стройные. Животик подобрался под ребра. Даже щеки втягиваются, а волосики теряют свою пушковость, становятся крепче и жестче.
Каждое утро Вася перебирается ко мне и лежит, обнявшись. Иногда просто полежит и встает, иногда засыпает и сладко сопит, прижавшись к моему боку. А я наслаждаюсь последними отголосками молочного периода.
Карловы Вары

(no subject)

Обнаружила, что когда думаю о детстве уже выросших детей, чаще всего представляю каждого в какой-то один момент жизни.
Для Темки это примерно лет пять, мы идем с ним из детского сада мимо подвала с котятами. Дворовая кошка окотилась в подвале, и котята пролезают через решетку подвального окошка. Мы их подкармливаем и долго рассматриваем. Почему-то эти прогулки домой запомнились мне как самые добрые и светлые моменты нашего с ним общения. У Темки длинная шелковистая каштановая челка и темно-карие глаза, почти как темные вишни. Он самый темный из моих детей. Пожалуй, что единственно темный, пока. Больше пошел в мою родню, остальные - в папину.
Машу вспоминаю примерно трехлетнюю. Мы гуляем с ней в ДО Клязьма, я беременная, идем и решаем на ходу разные математические задачки в пределах пяти. Я иду и выдумываю все новые логические варианты, а Манька щелкает их, как орешки. На ней розовый вязаный костюмчик и уже очки. Сейчас, конечно, понятно сколько всяких ошибок из самых лучших побуждений мы совершили. Но тогда еще ничего понятно не было.
А еще помню, как гуляли все вместе в Ботаническом саду и на ВВЦ, а Маша училась говорить букву "Р". Она единственная не занималась с логопедом, прекрасно научилась выговаривать все буквы самостоятельно, и грамотность у нее та самая, "врожденная".
Танюшка еще не выросла, но все же маленькой она представляется мне на Машиной свадьбе. Толстенькие ножки в черных туфельках с бантиками, белое атласное платье с вышитыми голубыми цветами и нежно-голубым поясом, завязывающимся сзади на бант. Волосики еще совсем детские, так что в качестве прически только собранная в хвостик сбоку челка. Ее попросили станцевать в подарок молодым. Мне тогда представлялось, что она необыкновенно хорошо танцует. И Танюшка, подняв взгляд вверх, раскачивается под начало песни "One way ticket".